ВВП не вырастет, оливье не подешевеет. Что можно понять о состоянии украинской экономики из “пленок Гончарука”

Новости

В последние дни в Украине идет скандал вокруг “пленок Гончарука“, где премьер-министр Алексей Гончарук пытается вместе с представителя Нацбанка и министром финансов Маркаровой подготовить некий “экономический ликбез” для президента.

Точнее, обсуждалось как убедить президента, что правительство все делает правильно, несмотря на многие тревожные сигналы.

При этом, дискуссия велась очень хаотично. Мысль не улавливается, что уже стало предметом троллинга премьера, который сам признался, что он в экономике профан.

“Страна” же решила доступным языком расшифровать дискуссию – какие проблемы на самом деле обсуждали у Гончарука. И что это значит с точки зрения понимания процессов в украинской экономике.

Тем более, что речь идет о действительно важных и совсем не смешных вещах.

1. Укрепление курса гривны и бюджет

Ключевой вопрос, который всплыл на “пленках Гончарука” — как объяснить президенту, что укрепление гривны – это хорошо. Об этом он советуется с замглавы Нацбанка Екатериной Рожковой и министром финансов Оксаной Маркаровой.

Из слов Гончарука понятно, что Зеленского беспокоит эта тема. И он связывает укрепление гривны с пирамидой ОВГЗ. Поэтому, по словам Гончарук, нужно найти для президента какое-то другое объяснение.

И одним из вариантов такого объяснения, по версии Гончарук, может быть то, что, якобы, гривна укрепляется благодаря тому, что ее сильно раскачивали перед выборами. А теперь люди увидели, что бояться нечего, потому что “сильный президент”.

Укрепление гривны началось со средины прошлого года и продолжается сейчас. 2019 год стал рекордным для национальной валюты — она укрепилась больше чем на 15%. В обменниках курс побил все психологические минимумы, опустившись ниже 23,5 гривен за доллар. В этом году был небольшой откат по курсу, но общая тенденция крепкой гривны все равно сохраняется.

Хотя эксперты уже давно предупреждают, что гривна укрепляется “неправильно”.

И это уже отразилось на бюджете прошлого года, который оказался полностью проваленным. Недопоступления по доходной части составили почти 80 млрд гривен. И это, судя по словам Гончарука, тоже вызывает вопросы у президента — почему укрепление гривны так сильно ударило по бюджету.

“Дыра” в бюджете образовалась главным образом из-за резкого снижения поступлений от таможни. Ведь и импортный НДС, и ввозные пошлины привязаны к курсу доллара и евро. Также к валютному курсу привязано часть других налогов, к примеру, акциз на топливо. Понятно, что если гривна укрепляется, то автоматически уменьшается и сумма налогов. Пожалуй, единственный плюс в такой ситуации — только сокращение в гривнах суммы внешнего долга.

Дыра в бюджете заставила власти тормозить и расходные статьи бюджета. А в декабре прошлого года Кабин вообще пошел на беспрецедентное решение — поставил на стоп все выплаты. То есть, получателей бюджетных средств поставили на так называемую “картотеку” — уже подзабытое понятие из 90-х, когда деньги распределяются в ручном режиме, в зависимости от “приоритетности” расходов.

Схожая ситуация может повторится и в этом году. Ведь в бюджет заложен курс доллара 27,5 гривен, что существенно выше сегодняшних отметок. То есть, риски недовыполнения доходной части бюджета сохраняются, а значит не исключены и попытки экономить на расходах.

Причем, судя по тому, что обсуждалось на совещании, у правительства нет понимания как эту проблему решать. Более того, есть мнение, что это вообще не проблема.

2. Пирамида ОВГЗ

Главная причина аномального укрепления гривны —  это, конечно же, не ее раскачивание перед выборами и не “сильный президент”. Рекорды национальной валюты обеспечила пирамида ОВГЗ. Именно она позволяет укреплять гривну, несмотря на проблемы в экономике и провал промышленного производства.

В прошлом году Минфин побил все рекорды по размещению ценных бумаг. Только в декабре было два крупных аукциона: 3 декабря в бюджет привлекли 4,65 млрд,  а 10 декабря – 4,4 млрд. гривен. Всего же с начала года привлекли уже больше 300 млрд при запланированных на этот год порядка 230 млрд.

Пирамиду ОВГЗ продолжают строить и в этом году.

14 января курс доллара на межбанке откатился на 8 копеек из-за повышенного предложения валюты, которую завели иностранцы, готовясь скупать наши ценные бумаги. Их Минфину удалось реализовать на 6 млрд гривен, несмотря на сниженную ставку по доходности (в среднем, до 10% годовых).

Такой ажиотаж не удивителен. Ведь в мировом списке объектов для инвестирования, наши ОВГЗ оказались на первом месте. В прошлом году они принесли инвесторам более 30% дохода (как за счет высокой процентной ставки размещения, так и за счет укрепления курса гривны).

Но точно так же ОВГЗ в любой момент могут сработать и на обвал гривны.

“Если спекулянты начнут фиксировать прибыль, и выходить доллар из Украины, курс рухнет. Но когда это будет – неизвестно.  Может через три месяца, а может и через год- полтора. Толчком может стать любое событие, к примеру, начало мирового экономического кризиса или даже ухудшение конъюнктуры для наших экспортных товаров, то есть то, что заставит спекулянтов запаниковать”, – говорит экономист Виктор Скаршевский.

По его словам, пирамида ОВГЗ в Украине достигла уже таких масштабов, что нам страшен не только вывод нерезидентами доллара, а даже остановка притока новых спекулятивных денег.

“В октябре прошлого года была кратковременная пауза в поступлении валюты под ОВГЗ, и курс сразу вырос на гривну – с 24 до 25 гривен за доллар. Если ж держатели бумаг начнут выводить прибыль, кус уже очень быстро откатится к 30 гривнам за доллар и ниже”, – прогнозирует эксперт.

3. Ухудшение платёжного баланса

Также на записях Гончарук обсуждает тему торгового баланса, который ушел в минус – то есть, импорт превышает экспорт (в том числе, и благодаря укреплению курса гривны).

Премьер говорит, что президент понимает лишь, что “есть платежный баланс”.  И он “сильно неправильный”.

И советуется с Рожковой и Макаровой какими аргументами можно успокоить Зеленского. Один из озвученных вариантов — сказать, что Украина начала развивать экономику, и ухудшение платежного баланса на таком этапе — это нормально, потому что страна много вкладывает во внутренний рынок.

“Страна, как и любая компания, которая находится на этапе роста, всегда инвестирует больше”, — предложил объяснение для президента представитель НБУ Дмитрий Сологуб.

На самом деле, по словам аналитики института Growford Алексея Куща, в теории такое объяснения ухудшения платежного баланса действительно может быть.

“Это так называемая модель Рикардо-Барро. Когда на первом этапе роста экономики страна берет много кредитов и закупает импортное оборудование, тогда происходят сдвиги в платежом балансе и ухудшается торговое сальдо, так как идет много инвестиционного импорта. Но когда на привлеченные средства запускают новые производства, которые начинают работать и зарабатывать, на втором этапе идет обратный процесс — страна возвращает кредиты и увеличивает экспорт, что способствует выравниванию платежного баланса”, — рассказал эксперт “Стране”.

Но в нашем случае такое объяснение не подходит, так как никакого инвестиционного бума не наблюдается. А растет импорт сырья и потребительских товаров.

Платежный баланс включает счет текущих операций, в который в свою очередь входит торговое сальдо по товарам и услугам, а также баланс поступлений и оттока финансовых ресурсов.

По итогам 11 месяцев 2019 года, по данным Госстата, торговый баланс ухудшился. Как следует из недавнего отчета статистического ведомства, за январь- ноябрь 2019 года экспорт товаров оставил около 46 млрд долларов, увеличившись, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года на 6,3%. Импорт вырос на 6,2% — до 55,3 млрд. Негативное торговое сальдо при этом составило почти 9,4 млрд долларов против 8,9 млрд за 11 месяцев 2018 года.

При этом прямые иностранные инвестиции продолжают оставаться на низком уровне и, по итогам прошлого года, не превысили 2,5 млрд долларов. А в этом году, по словам Куща, могут и вовсе упасть до 2 млрд, а то и ниже. Импорт товаров в Украину растет, но это, прежде всего, продукция массового спроса, а не оборудование.

“Укрепление гривны сделало наш рынок интересным для поставщиков даже импортных социальных продуктов – вермишели, сливочного масла и т.д. Ведь они сейчас по цене чуть ли не дешевле отечественной продукции. Поэтому импорт “съедает” наш рынок”, — говорит Кущ.

Сальдо счета текущих операций немного вытянула общую ситуацию. В эту статью включают в том числе и разницу в импорте-экспорте средств, которые перечисляют граждане и компании. За счет заробитчан, перечисливших в прошлом году на родину порядка 10 млрд, мы в плюсе.

“Но вот по юридическим лицам — минус. Компании больше выводят средства за границу, чем заводят их в Украину. Эта разница частично перекрывается кредитами, но проблемы все равно не решает”, — говорит Кущ.

Поэтому, по его словам, получается, что платежный баланс страны держится на деньгах мигрантов. Если бы не они, то платежный баланс был бы еще более дефицитным. Но по деньгам мигрантов наметилось замедление динамики роста (многие уезжают за границу на ПМЖ и забирают свои семьи). Поэтому есть все предпосылки для дальнейшего ухудшения платежного баланса в этом году.

4. Влияние крепкой гривны на цены

В третьей части “пленок Гончарука” обсуждали цены. Говорили о том, что на черную пятницу украинцы массового заказывали товары за границей, в зарубежных интернет-магазинах, потому что там дешевле, чем у нас. В том числе, и из-за курса.

Гончарук предлагает такой вариант общения с президентом на экономические темы: “ему надо сказать: смотри, Вова. То что сейчас курс меньше, значит, что Оливье в следующем году на новогоднем столе не будет дороже чем в этом”. На что глава Минфина Оксана Маркарова тут же поправляет: “Не факт”. И она знает, о чем говорит.

Укрепление курса гривны действительно помогло украинцам лишь в одном — можно дешевле купить доллары или евро для зарубежного шопинга. Но вот сократить затраты на продукты, одежду, коммуналку в Украине не получилось или почти не получилось. Если какие-то группы товаров и подешевели, то не так сильно, как можно было бы рассчитывать с учетом укрепления гривны.

По данным Госстата, в декабре цены просели всего на 0,2%, по сравнению с ноябрем. Но вот, если сравнивать с прошлым годом, то потребительские цены выросли на 4,1%, по сравнению с декабрем 2018 года. При этом продукты питания стали дороже на 8%, алкоголь и сигареты – на 15,6%, одежда и обувь на 0,2%, коммуналка на 8%, бытовая техника и товары домашнего обихода — на 2,9%, медицинский услуги — на 6,7%, связь — на 15,5% и т.д.

И это никак не стыкуется с резко укрепившейся гривен. Ведь из-за обвала курса доллара в такой зависимой от импорта стране, как Украина, наоборот, все должно дешеветь, а не дорожать.

И Зеленский уже не раз поднимал этот вопрос. Скажем, его удивили цены на бензин, которые, если перевести прошлогодние расценки на АЗС по нынешнему курсу, должны быть на не выше 25,6 гривен за литр дизеля или бензина, то есть, тогда как в реальности они были на 2,5-4 гривны выше. Но, даже после беседы у президента заправщики понизили ценник только на 1,5 гривен за литр, чем уже занялся АМКУ. Коммуналка, с учетом подешевевшего газа, должна была подешеветь на 50%. Но в реальности ее пересчитали лишь в некоторых городах и на гораздо меньшие суммы.

И такая же ситуация с ценами — по всему рынку.

“Страна” уже подробно писала, почему цены в Украине не падают.

По словам главы Ассоциации поставщиков торговых сетей Украины Алексея Дорошенко, экономических оснований для снижения цен нет. Ведь гривну укрепили искусственно, а все составляющие себестоимости продукции – сырье, электроэнергия, логистика, зарплаты персоналу – продолжают дорожать.

Плюс – многие продавцы вопросу не хотят снижать цены, опасаясь за завтрашний день.

“Предприниматели не могут спрогнозировать каким будет курс завтра. Он вполне может как обвалиться до 20 гривен, так и взлететь до 40 гривен за доллар. Поэтому нынешнее укрепление гривны бизнес считает некой “наградой за риски” и просто кладет маржу себе в карман. Кроме того, у нас практикуется маржинальная модель бизнеса – зарабатывают на высоких наценках, а не на обороте”, — говорит Алексей Кущ.

Поэтому даже если гривна укрепится еще сильнее, на ценниках в магазинах это либо вовсе не отразится, либо отразится на пару процентов. В таких условиях единственное преимущество для граждан — расширение списка импортных товаров, которые можно купить не так дорого, как раньше.

5. Замедление роста ВВП

Один из экономических нюансов, найти приемлемое объяснение которому для президента, попытались у Гончарука — замедление ВВП. Во втором квартале прошлого года внутренний валовый продукт вырос на 4,6%, в третьем — только на 4,2%, а по четвертому кварталу цифры будут еще ниже. По прогнозам премьера – около 2%

“Вот у нас в четвертом квартале просядет экономический рост. Был 4 и 4. А сейчас будет, по некоторым оценкам, 2. И [прозвучат заявления]: ухандохали экономику реформы эти, как сказать, соросята. При крепких хозяйственниках было 4 и 6. А пришли соросята и экономика растет 2 и вниз. И ничего никому не докажешь”, – говорит премьер.

И это при том, что он обещал 40% роста ВВП за пять лет, и в этом году — не меньше 5%.

Уже сейчас понятно, что из двух прогнозов Минэкономики — оптимистического (ВВП вырастет в 2019 году на 4,8%) и пессимистического (3,7%) – на практике реализуется, скорее, последний, и то не факт.

И, как выяснилось из содержания пленок, конкретных планов как заставить экономику работать и расти, в правительстве нет.

Об этом прямо говорит Гончарук: “И вот это все создает очищение у президента, что ситуация неконтролируемая. Мы не понимаем. У нас нет планов. А у вас его реально нет”.

На самом деле, по словам Алексея Куща, ошибка в том, что власти делают ставку на сектор услуг, считая, что на нем можно нарастить ВВП. При этом о промышленности, как ядре экономике, никто не думает. Падение промышленности, которое в Украине продолжалось несколько месяцев кряду, в Минэкономики заметили в последний момент. При этом объявили о создании штаба по спасению промышленности и обещали специальную программу. Но ее до сих пор нет. Зато в программе для заробитчанин “Возвращайся и оставайся” рекламируются дешевые кредиты на открытие кафе и барбершопов. А недавно под них выделили 2 млрд гривен на компенсации процентных ставок.

Хотя, по данным Госстата, в ноябре промышленность обвалилась на рекордные 7,6%, по сравнению с ноябрем позапрошлого года и на 4,6%, по сравнению с октябрем 2019 года.

“То есть, промышленность у нас официально уже в кризисе”, — говорит Кущ.

Причин несколько, в том числе, снижение экспортных цен (скажем, по металлургии), а также падение конкурентоспособности наших товаров на мировом рынке из-за укрепления гривны.

Крепкая гривна также фактически закрыла для Украины “окно возможностей” для роста, которое есть у кризисных экономик.

“Важный показатель платежного баланса — реальный эффективный обменный курс гривны. Он отличается от курса в обменниках. Его считают, анализируя разницу в инфляции Украины и в странах-основных торговых партнерах. Берется в среднем 30 стран, доля каждой из которых в торговом обороте не ниже 0,5%. Если у нас высокая инфляция, а девальвация от нее отстает, то открывается “окно возможностей”, так как дешевеют ресурсы, и иностранным инвесторам наш рынок становится интересным, в том числе, за счет дешевого сырья и рабочей силы. Но в прошлом году реальный эффективный обменный курс гривны заметно вырос, при этом инфляция опередила показатели у основных стран- торговых партнеров (хотя официально озвученная инфляция — 4,1%, реальная была порядка 7,9% в среднегодовом измерении). Поэтому получается, что гривна укреплялась, а цены при этом росли, дорожали ресурсы и рабочая сила. Это значит, что “окно возможностей” закрылось”, — говорит Кущ.

А дальнейшее снижение производства заставит предприятия сокращать персонал и зарплаты. И это уже совсем скоро ощутит торговля и сфера услуг.

“Чтобы тратить деньги в ресторане, их сначала нужно где-то заработать. Без активной промышленности начнут сворачиваться и торговля, и услуги, провоцируя еще большее замедление ВВП”, — говорит Кущ.

Источник

Добавить комментарий